19 октября суббота
СЕЙЧАС -2°С

Место, где родилась Любочка

Поделиться

Корреспонденты НГС.ОМСК съездили к одному из самых знаменитых скульпторов города и посмотрели мастерскую, где появились многие омские скульптуры.

В отдаленной части Омска на ул. Нефтезаводской есть цех — место рождения знаменитых городских скульптур. Найти это строение с первого раза сложно: всего 20 минут плутания по грязи, и мы на месте. На втором этаже коридор с фамилиями разных скульпторов. Пахнет гипсом и… Советским Союзом. На одной из дверей висит табличка — Норышев С. В. Именно здесь появились изваяния, которые ежедневно видят тысячи людей: Любочка, Степаныч, Городовой, памятник Труженикам тыла. И именно здесь нам удалось узнать, о какой ошибке жалеет автор Любочки, как он относится к судам из-за своих знаменитых скульптур и над каким проектом ему больше всего понравилось работать. Первая история из серии публикаций об интересных профессиях к 1 Мая — в фоторепортаже НГС.ОМСК.

Навстречу нам выходит седой мужчина в тельняшке: «Садитесь вот тут — тут чище». Сергей Норышев сейчас работает, как он говорит, «на живот». Речь идет о частных заказах, за которые, впрочем, тоже иногда задерживают оплату. Пока это эскиз из пластилина. Когда автор прерывается на беседу, он заботливо накрывает его дощечкой сзади. Из-за солнца бюст может начать таять.

Скульптор признался, что эскизы на бумаге делает не всегда. Работать сразу с пластилином легче — видно будущее изваяние в объеме. Абсолютно все горизонтальные поверхности покрыты слоем белой пыли. «Это я еще подмел. Вот когда над бюстом работал, тут все было белым. Везде», — ухмыльнулся Сергей Норышев. Он взял какой-то инструмент со стола и поднял в воздух пыльное облако.

Рядом стоит гипсовый бюст Михаила Певцова — муниципальный заказ, работу над которым тоже приостановили из-за недостатка финансирования. Когда-нибудь этот усатый генерал-майор, отлитый в металле, возможно, украсит омскую улицу.

На стенах развешаны эскизы, наброски. Некоторые проекты уже давно воплощены и порой серьезно отличаются от изначальной задумки.

«Чем больше горшок — тем больше растение», — высказывает Сергей Норышев мысль о растениеводстве. Действительно, монетное дерево достигло невероятных размеров и даже иногда цветет. Среди листвы выглядывает чье-то гипсовое лицо в пластиковых очках.

Набор развешанных, лежащих тут и там вещей кажется не поддающимся логике. Сергей Норышев признал, что эта мастерская у него уже более 20 лет и он с легкостью ориентируется в творческом хаосе. «Вот если кто-нибудь переложит одну вещь, я потом ее месяц искать буду. Иногда я тут прибираюсь, но чистоты хватает на несколько дней максимум», — поделился скульптор.

Свободных горизонтальных поверхностей нет вообще. Обрезки латуни соседствуют с большой консервной банкой, в которой хранится печенье. Рядом лежат ножи для пластилина, деревянные бруски и бутылка с растворителем. У стены стоит кровать. «Иногда заказы срочные, и я частенько здесь сплю. Не ехать же по ночи домой», — признал автор.

Здесь мы наткнулись и на очень узнаваемый образ. Любочка. «Я не пользовался при ее создании никакими фотографиями. Да их и не было. Когда я делаю лицо, я его выдумываю. Так мне легче», — у Сергея Норышева загораются глаза, когда он рассказывает о процессе. «Когда я создавал Любочку, я серьезно ошибся. В руках она держит томик стихов Пушкина, а о нем тогда еще не знали. Поэта начали издавать после ее смерти», — признается он.

Как оказалось, Сергей Норышев возмущен тем, что теперь «не является автором» Любочки и Степаныча. Мэрия отсудила авторские права на скульптуры и оценила их в несколько сотен тысяч рублей. «Да что такое 200 тысяч рублей?! Даже металл дороже обошелся! Зачем эксперта из Новосибирска вызывали, который так оценил? У нас своих не было? Вот они значит творцы, созидатели. А я теперь максимум что могу сделать, так это сфотографироваться рядом с Любочкой и снимок в альбом положить», — рассердился скульптор. Недавние судебные процессы он называет «казенщиной» и не хочет в них участвовать. 

Городового Сергею Норышеву заказал один из омских предпринимателей. Скульптор долго изучал детали обмундирования и моду тех времен, прежде чем приступил к созданию уменьшенной копии. «Го-ро-до-вой — воин города. <…> Но вот будто мимо него девушка прошла такая, и он ус так подкручивает, провожает ее взглядом», — весело рассказывает Сергей Норышев. 

Среди прочих копий выделяются и такие, которые на улицах никому не встречались. Например, в лице этого маленького адмирала легко угадывается белый офицер Александр Колчак. «Из Владивостока заказали, но давно это уже было. Так и не закончили проект», — пояснил скульптор.

Похоже, у скульптора нет материалов, с которыми бы он не работал: гипс, металл, дерево, драгоценные металлы. Правда, ювелирный стол уже давно не использовался. Сергей Норышев признал, что работать с серебром ему больше не хочется.

Один из последних проектов, который был сделан из серебра, — набалдашник для… чего-то. Заказчик так и не забрал его, исчез. Из серебра сделаны кабан, несколько птиц, а рядом лежат охотничьи рога и сумка с патронами. «Вот тут, видите, перья — вот с ними серьезно намучился», — показывает совсем неразличимые глазом детали Сергей Норышев.

Самый интересный проект, над которым довелось работать автору, — это скульптура Бухгольца. Ее начали делать еще в прошлом году. Скульптору выделили мастерскую в Екатеринбурге и дали двух помощников-мастеров. В Омске создавать ее было бы трудно, поскольку конный памятник достигает 5,5 метров в высоту. «Потрясающий проект. Делать голову приходилось, стоя на шатких лесах. Я леплю, а ноги дрожат», — Сергею Норышеву трудно передать свои впечатления, но видно, что он восхищен. Интересно, что и этот проект привозить в Омск пока не собираются из-за недостатка финансирования.

Олег Малиновский
Фото Ивана Рейзвих


Следите за новостями в нашей группе «ВКонтакте».

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Сергей
    7 апр 2017 в 20:36

    Вот такие люди должны быть известными, хотя бы в своем городе.
    А не всякие сомнительные личности с экранов.

    Омичка
    8 апр 2017 в 19:41

    Уже после прочтения этого очень интересного материала о замечательном художнике и мастере шла вчера по Любинскому проспекту и впервые обратила внимание (раньше не придавала значения), что ни у Любочки, ни у Городового, ни у Птицелова (это ведь тоже его работа?) нет никакой таблички или чего-то подобного, указывающего на авторство Сергея Норышева. И почему, скажите? Поэтому мало кто и знает, кто автор этих замечательных работ, которые так украшают наш город.

    как то так
    7 апр 2017 в 15:42

    тут мельком прочитано мной-хотят памятник Сергею Михалову..это что дань "любви"михалкова-сыночка с сыночком,что привык тут движение свое праздновать..никогда не смотрю фильмы их..А памятник кому нужен?Может им нужно просто дорогу-тротуар хороший сделать из любви к городу..Слабо?